?

Log in

Previous Entry

Оригинал взят у fon_eichwald в Феодальная рутина: Гремислава и Конрад
В истории каждой уважающей себя европейской страны (а Польша к числу таких стран, конечно, относится) есть период, лишённый какого-либо очевидного смысла. Никаких крупных событий, никаких видных фигур - только мелкая и малоприятная возня каких-то князьков, которые своих великих предков недостойны, а своим великим потомкам, кажется, так ничем и не помогли. В Польше такая эпоха наступила в 1139 году, когда умер Болеслав Кривоустый, а своего апогея достигла в первой половине 13-го века - в последние десятилетия перед появлением нового и страшного врага. Монголов.

Матейко писал картины и об этой эпохе, находя метафизический смысл в событиях, когда это было возможно. Такой смысл вложен в картину о младшем сыне Кривоустого - Казимире Справедливом, но не достался картине, изображающей, как убили - подло, в спину - сына Казимира, Лешко Белого. Сын Лешка Болеслав Стыдливый стал одним из героев вот этого живописного полотна, к сожалению, погибшего:



"Гремислава с сыном Болеславом Стыдливым в неволе".

Лешко Белый, княживший в Сандомире и Кракове (то есть номинально верховный князь Польши), погиб в 1227 году, убитый агентами то ли поморского князя, то ли собственного двоюродного дяди Владислава Одонича. После него остался годовалый сын Болеслав, опекать которого в меру своих скромных сил стала мать - Гремислава. Эта дама принадлежала к волынскому княжескому дому, но точно её происхождение неизвестно: одни источники называют её дочерью Ингваря Ярославича Луцкого, другие - дочерью Александра Всеволодовича Белзского. В любом случае её ближайшая родня потратила свои жизни на безнадёжную борьбу с одним предприимчивым русским князем по имени Даниил Романович (Лешку он, кстати, приходился двоюродным племянником как правнук Кривоустого).

По праву рождения Болеславу досталось сандомирское княжество, и старшие родичи тут же принялись претендовать на статус регента - пока мальчик не повзрослеет. Власть над Сандомиром должна была стать важным придатком к вокняжению в Кракове, а потому у Гремиславы не было шансов на спокойное вдовство. Основными претендентами стали троюродный брат Болеслава Генрих Бородатый Великопольский, двоюродный дядя Владислав Тонконогий Силезский и родной дядя Конрад Мазовецкий, брат Лешка Белого.

Конрад стал одним из главных героев картины. Действие происходит в 1233 году в монастыре францисканцев в Завихосте, где Конрад заточил собственного племянника и его мать. Конрад изображён на левой части полотна; он внимательно смотрит на Гремиславу, которая протянула к нему руку в явно умоляющем жесте. Сына княгиня держит на коленях: ему тогда должно было исполниться уже семь лет.

Договориться с Конрадом тогда не удалось. Вероятно, намёком на это является фигура монаха у левого края полотна, который стоит спиной к зрителю и повернул голову к Гремиславе: на картине художника Александра Лессера (жаль, но найти её мне не удалось) именно монах помогает княгине с сыном сбежать.

Потом в биографии Болеслава были союз с дальними силезскими родичами против родного дяди, междоусобные войны, княжение в Кракове, "безгрешное" супружество, из-за которого он получил прозвище "Стыдливый", и завещание, в соответствии с которым в 1279 году владения князя перешли к его двоюродному племяннику - внуку Конрада, ещё одному Лешку (Чёрному на этот раз). Собственно, с этого завещания началось объединение страны.

А картину можно считать символической (благо у нас есть только чёрно-белый вариант) иллюстрацией на тему "Феодальная анархия перед самым монгольским вторжением". Придут кочевники - будет страдание и искупление, а пока вот так. Мрачно и бесцельно.

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
(без темы) - eupraxia80368 - 18 ноя, 2016 04:32 (UTC) - Развернуть
( 1 комментарий — Оставить комментарий )