?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у bolivar_s в Крестовый поход против жителей Штединга.
События эти происходили восемь­сот лет назад в Германии, в округе Штединг. Здешние крестьяне, кото­рым надоели поборы священников, решили отказаться от выплаты цер­ковной десятины (так в средние века именовали особый вид рэкета, со­гласно которому жители под страхом Божьего наказания и отлучения от церкви должны были выплачивать попам 10% от всех своих доходов). Так как упорство штедингских жи­телей наносило ущерб материаль­ным интересам бременской епар­хии, то архиепископ выпросил в 1198 году разрешение Папы Римско­го предпринять крестовый поход против вольнодумцев. Под это «свя­тое» дело быстро нашлись желаю­щие пограбить и поживиться за счет еретиков, и карательный отряд от­правился усмирять непокорную об­ласть.   Однако штедингские крестьяне оказались упрямыми и храбрыми во­инами, и настроенные на легкую до­бычу крестоносцы терпели одну не­удачу за другой. Год шел за годом, а жадные церковники все не могли добиться полного повиновения от своей паствы. При таких обстоятель­ствах решено было прибегнуть к се­рьезным мерам. В Святом городе заговорили о необходимости «при­мерного наказания» восставших и объявлении против них всеобщего^рсишвого похода, иднако нужно было объяснить крестоносцам, поче­му им следует предать «огню и мечу» не язычников-мусульман, а своих германских жителей, которые, не­смотря на отказ платить налоги, ос­тавались христианами.

И «наместник Христа на Земле», Папа Григорий IX, решил прибег­нуть к дешевому обману. Не решаясь объявить всему свету, что истинной причиной карательной экспедиции были материальные претензии, он обрушил на бедных крестьян самую чудовищную клевету. Он опублико­вал указ, в котором с лживым него­дованием поведал христианскому миру о «неслыханных и невиданных по своей гнусности делах» жителей округа Штединг.

«Когда в эту школу отверженных вступает новый человек, — писал глава христианского мира, — ему яв­ляется видение в образе лягушки, которую иные называют жабой. Не­которые гнуснейшим образом целу­ют ее в зад,  другие — в рот и тянут ее язык и слюну, вкладывая их в свой собственный рот. Иногда жаба бы­вает натуральной величины, иногда она разрастается до размеров гуся или утки, а временами она величи­ной с кухонную печь. Далее нович­ку является удивительной бледности мужчина с поразительно черными глазами, худой и истощенный, без всякого мяса, из одних лишь костей. Новичок целует этого кащея и после поцелуя теряет всякое воспомина­ние о католической религии, и из его груди совершенно уже вырвана мысль о вере». (Вот чего больше всего боялись церковники: того, что люди избавятся от религиозного дурмана и лишат их легкого и надежного ис­точника доходов:; «после этого ту­шатся огни и начинаются отврати­тельнейшие оргии, невзирая ни на какое родство. Если мужчин оказы­вается больше, нежели женщин, то мужчины живут половой жизнью с мужчинами же, и отвратительные оргии принимают чрезвычайно про­тивоестественное течение. Точно так же поступают и женщины, если их больше, нежели мужчин. Удовлетво­рив временно свою похоть, они снова зажигают огни: из темного угла по­является человек, верхняя половина которого сияет солнечным светом, а нижняя половина темна». оаканчивасюя послание папы призывом искоренить нечестивых еретиков:

«Кто может не разъяриться гне­вом от всех этих гнусностей? Где рве­ние Моисея, который в один день истребил 20 тысяч язычников? Где усердие Ильи, который мечом унич­тожил 450 служителей Валаама? Во­истину, если бы земля, звезды и все сущее поднялись против подобных людей и, невзирая ни на возраст, ни на пол, их целиком истребили, то и это не было бы для них достойной карой!»

Такой весьма эмоциональный и насквозь лживый призыв от Папы Римского был услышан, 45-тысяч­ное войско вторглось в округ Штединг. Немецкий историк Шумахер, посвятивший этим событиям специ­альную монографию, пишет: «Раз­громы и грабежи приняли широкий размах. Убивали и детей, и женщин. Земля и небо становились красными от пролитого моря крови. Но не только пожиравший целые деревни огонь свидетельствовал о безумной ярости шедших под знаменем цер­кви людей; это подтверждало и пламя костров, в которое бросали взятых в плен, и неимоверная жестокость творилась именем религии, именем Христа».

Зададимся теперь вопросом, отку­да Папа Григорий IX брал материал для своих обвинений, касающихся противоестественного развратного поведения жителей Штединга? Ока­зывается, для этого святому отцу не было нужды излишне напрягать фан­тазию. Примеры бесстыдного пове­дения можно было найти в любом монастыре. Не будем голословны при этом. Лео Таксиль, много пора­ботавший в церковных архивах, приводит выдержки из книги клюний-ского аббата Петра, жившего в те же времена, что и Григорий IX. Эта книга представляет собой как бы свод правил поведения для монахов. Вот какие рекомендации мы там на­ходим: «Запретить монахам после ужина распивать всякие настойки из саха­ра, меда и перца .

Запретить монахам принимать пищу более трех раз в день .

Запретить оставаться в приемных с молодыми женщинами в ночные часы .

Запретить монахам брать на вос­питание обезьян, а также уединяться в кельях с новичками под предлогом обучения их молитвам.

(Согласитесь, что здесь имеет место странное сочетание «обезьян» и «новичков», а также многозначи­тельное замечание «под предлогом обучения молитвам» . Сразу заду­мываешься, а чему же на самом деле учили более опытные монахи своих молодых коллег?)

Запретить принимать молодых мо­нахов без специального разрешения аббата, иначе аббатства станут сбо­рищем бродяг и гнусных развратни­ков».

Выходит, что Папа Римский обви­нял крестьян Штединга в преступле­ниях, которые на самом деле были обычными для монастырской жизни того времени.   http://www.reforus.org/referat-text-3925-38.html